Важливі новини

Первый шаг начинающей свахи

Первый шаг начинающей свахиКаждая женщина время от времени пробует силы в роли свахи. То есть не классической, которая доводила дело до венчания и получала кроме прочих подарков непременную шаль. А попроще - познакомить подружку с сослуживцем, познакомить родственника-холостяка с коллегой... Обычно знакомство затевается с лучшими намерениями - сваха полагает, что эти двое вроде бы подходят друг другу. В половине случаев так оно и есть. Но как было бы хорошо, если хоть эта «половина» вступала в брак!

Был у меня приятель - умница и тихоня. Есть, знаете, такие незаметные мужички, которые честно идут своим путем, многого от жизни не требуя. Такого отмыть, приодеть, отучить от бутербродов - расцветет! И мужем будет хорошим, и отцом, и даже дедом.

И была у меня соседка - женщина очень даже подходящих лет. Ей за сорок и ему за сорок. Она после развода сама вырастила дочку - он уже перестал платить алименты; она устроила в квартире целую оранжерею - он нянчится с кактусами. Она хочет, чтобы дома было тихо, и он шума не переносит. И так далее - вплоть до полного неприятия маслин с оливками и взаимной нежной любви к маринованным патиссонам.

Но я не учла самого главного. И приятель, и соседка чуть ли не двадцать лет прожили в одиночестве. И если она раньше еще пускалась на какие-то эксперименты («Ребенку нужен отец!»), то он замкнулся в раковине. Необходимость ухаживать за женщиной казалась ему страшнее угрозы арабского терроризма.

Кроме того, в подобных запущенных случаях нужно раз и навсегда плюнуть на деликатность. Нужно сводить жениха с невестой сурово, грубо, зримо. Чтобы голубчики и опомниться не успели. Это я поняла на третью неделю своей осторожной деятельности. Первым делом я предложила эту авантюру соседке. Она долго отнекивалась, хотя глазки загорелись. Она разыгрывала классический спектакль по картине «Сватовство майора», как будто это я на ней жениться собиралась.

Потом я завела речь с ним. Он оказался честнее. Если кандидатура - дама хозяйственная и фигуру сохранила, почему бы не попробовать?

Ей я, понятное дело, сказала, что мужчина сгорает от нетерпения.

Потом была другая морока - описать их друг другу так, чтобы и не слишком соврать, и романтические чувства вызвать. Человек за сорок - это вам не Аполлон и не Артемида.
С местом встречи я тоже намучилась. Можно взять билеты в театр - а самой посередке сесть, что ли? Они же без меня просто не рискнут познакомиться. Можно в кафе... Соседка заявила, что в кафе ей надеть нечего. Доводы рассудка разбились об эту фразу, как хрусталь о гранит.

Наконец в городе открылась выставка редких кактусов. Ну, думаю, вот он - шанс! Три дня перед визитом к кактусам я готовила обе стороны. И он, и она вдруг ударились в какое-то тупое кокетство: «Ах, да к чему все это?..»

А потом я совершила ошибку. Я назначила им обоим встречу в субботу на выставке, ему - в семнадцать пятнадцать, ей - в семнадцать тридцать. Он пришел, она не пожелала. Что делать? Мы ознакомились с кактусами и уныло расстались. Стыдно мне было - не передать словами!

На звонок в дверь соседка отозвалась не сразу. Я влетела, разъяренная как тигрица, и проскочила поворот на кухню. Тут надо сказать, что все переговоры мы вели на чистенькой кухоньке за стаканом хорошего чая. А в комнате я бывала не часто.

Оказалось, соседка смотрела видик. На экране был какой-то благородный злодей с усами, в сюртуке и с пистолетом, восклицал он по-испански и явно собирался пристрелить героиню в белом платье. Ничего дядя - вот только как его с экрана в дом заполучить? Соседка прервала кино и принялась врать: голова в последнюю минуту разболелась! Вранье было жалкое, а на меня она глядела со страхом - вдруг я догадаюсь об истинной причине?

Я быстро оглядела пейзаж - если голова действительно взорвалась в последнюю минуту, то по комнате должны быть разбросаны косметика, щипцы для волос и треснувшие от первого прикосновения дорогие колготки. Всего этого я не увидела - зато заметила на тумбе у изголовья и на полке секции стопки книжек карманного формата. Это были романы Барбары Картленд, с красавцем и красавицей на обложке.

Этого добра было больше, чем на ином прилавке.

Честно говоря, мне стало страшно. Я еще понимаю, когда человек отказывается от личной жизни ради творчества, ну ради высокого искусства. Но ради очередной порции сериала? Пусть даже в ней непременно решится судьба благородного злодея...

А она поставила вопрос иначе - может ли ей дядя в шлепанцах и с патиссоном на вилке заменить бразильского второсортного актера? Или на худой конец герцога Бэкингемского?
Я оставила ее в этом жутком мире прекрасных герцогов и зеленоглазых графинь. Очевидно, они ей подходят больше, чем хотя и симпатичный, хотя и домовитый, но ЖИВОЙ человек. Если бы я знала, что это главный недостаток моего приятеля!

Выходит, мало того, что люди будто созданы друг для друга. Важнее другое - кто из них еще жив, а кто добровольно перестал жить. Кто хочет остаток дней своих любить и быть любимым, а кто - занять мозги и душу непрерывным суррогатом чувства.

Опять же, для бразильца каждый день щи варить не нужно, газету в туалете он не оставляет, узурпировать телевизор ради хоккейного матча и подавно не станет.

Так что первый шаг каждой начинающей свахи - убедиться, с живыми ли людьми она имеет дело. Остальное приложится.