Важливі новини

Контрактное рабство на ТВ-шоу

Участники телепроектов признались, какие невыгодные контракты они подписывают, чтобы остаться в программе. Газета "Сегодня" систематизировала известную ей информацию по этой теме.
 
Обратная сторона участия в ТВ-шоу — это контракт, подписав который с телеканалом (или посредником, например, рекординговой компанией), вы уже не только «имеете право» (светиться в эфире, получать гонорары за выступления), но и «должны» (отдавать часть заработанного, не болтать лишнего, согласовывать даже поход к парикмахеру). Но без контракта — не обойтись, поскольку это, как нам рассказали на отечественных телеканалах, — мировая практика и обязательное условие участия в проекте. То есть нет подписи — нет шоу.
 
Другое дело, что на радостях попадания в эфир участники не всегда внимательно вчитываются в свои обязанности, а ведь некоторые спорные моменты нужно и можно (зачастую такую возможность участникам предоставляют) согласовывать заранее. Иначе, помелькав пару месяцев на экране, рискуете на несколько лет попасть в кабалу, о которой не подозревали. Примерно так обрисовывает свою ситуацию победитель «Х-фактора» (СТБ) Алексей Кузнецов, который говорит, что контракт с продюсерской компанией Sony Music Russia (официальный партнер проекта) заключил под давлением, а в договоре мало того что не указан срок его действия, так еще и распространяется он на территории всех стран мира и даже... в Солнечной системе. Сейчас Кузнецов готовит документы в суд, чтобы развязать себе руки и стать свободным артистом. Подобная история случилась и с финалистом «Фабрики звезд — 3» (Новый канал) — Колей Сергой...
 
Когда мы стали разбираться в контрактах участников разных телепроектов, то оказалось, что особое внимание в документах стоит уделить финансовой стороне вопроса. Зачастую в течение строка действия контракта (от года до трех лет) канал получает прибыль (обычно 10%) от всех концертов и рекламных съемок артиста. Часто компания сама решает, где артисту можно выступать, а где нет, но есть возможность и откупиться. Предусмотрено и много штрафов за разные проступки: разглашение информации о шоу, пользование мобильными телефонами, курение, прогулы, интим с представителями съемочной группы. Каналы грозятся наказывать рублем (от 500 до 100 тыс. грн.). Но пока от участников таких прецедентов мы не слышали.
 
«ФАБРИКА ЗВЕЗД — 3»: СЕРГА ОТКУПИЛСЯ ЗА 100 ТЫСЯЧ ГРИВЕН, А ШУРИНСА ОТПУСТИЛИ БЕСПЛАТНО
 
Участник «Фабрики звезд-3», что на Новом канале (финал был в январе 2010-го), Коля Серга зарекся когда-нибудь подписывать какие-либо контракты с продюсерами. А все из-за договора, который он заключил с Новым каналом сразу же после того, как его отобрали на «Фабрику». «Я был в полнейшей эйфории и особо в договор не вчитывался, — рассказал нам Коля. — Очень уж хотелось стать знаменитым и популярным, так что готов был подписать что угодно. А уже потом, когда спустился с небес, информация дошла до мозга, и я понял: натворил что-то не то. Но было уже поздно».
 
БЕЗ ЖИЛЬЯ И 10% ОТ ГОНОРАРА
 
Всю «прелесть» договора Коля прочувствовал, когда дело дошло до концертов: «И за большие концерты, и за корпоративы мы получали всего 10 процентов от гонорара. Например, из 1,5 тысячи долларов я получал только $150. Причем одинаковую сумму получали и те, кто выходил и пел всего две песни, и я, работая по 40—45 минут со своими авторскими песнями. Мне говорили, мол, если ты можешь работать по 50 минут, так работай. В общем, продавали меня... Это из серии — кинули на баррикады, так что выпутывайся сам. Честно признаться, работать просто не хотелось... Еще немного — и я бы вообще ушел из этой сферы деятельности, потому что очень разочаровался». И дело, по словам Коли, было не только в деньгах: «Отношение к нам, участникам «Фабрики», было таким, будто мы рабы. С нашей стороны все, указанное в контракте, соблюдалось. А со стороны канала — нет. Например, в одном из пунктов нас обязывались обеспечивать жизненно необходимыми вещами, тем же жильем. Но его не предоставляли, квартиры не снимали. А потом объяснили, что под жильем подразумевалась та комнатка в Пуще-Водице, где мы жили во время съемок «Фабрики».
 
ЦЕНА ОТКУПА — 100 ТЫСЯЧ
 
Контракт, который Коля подписал с Новым каналом, должен был действовать два года, но артист разорвал его через год. «В контракте, слава Богу, была прописана откупная сумма — 100 тысяч гривен, — рассказал нам Коля. — Долгое время добивался, чтобы мне дали возможность откупиться. И наконец-то вышло, правда, деньги пришлось выплатить из своего кармана — сам заработал, ведь продюсера у меня тогда не было. И это несмотря на то, что мы уже тогда откатали тур, которым принесли каналу неплохие прибыли! Знаю, нескольких участников выкупили продюсеры (по нашей информации, Эрику — ее выкупил директор «Русского радио» Сергей Кузин, и Алексея Матиаса, которого сейчас опекает Влад Багинский, музпродюсер НТКУ. — Авт.). А тех, кто был менее ценный, самих отпускали через несколько месяцев, разрывая контракт по инициативе канала. Но я благодарен каналу за урок. После него я больше ни с кем ничего не подписываю, сейчас я сам себе продюсер. А контракт я сжег!».
 
ШТРАФ ЗА ПРОГУЛ И КУРЕНИЕ
 
А вот победитель «Фабрики звезд-3» Стас Шуринс уверяет, что разошелся с Новым каналом тихо-мирно. Хотя контракт он тоже расторг, не выждав положенных двух лет его действия. «У меня просто возникло желание работать самостоятельно, ни от кого не зависеть, — объяснил нам Стас. — С каналом мы долго вели переговоры, мне рассказывали, как это может быть сложно. Но контракт мы расторгли на обоюдной основе и остались в хороших отношениях. Мне пообещали помогать, поддерживать. Никакой компенсации каналу с моей стороны не было. Отпустили меня бесплатно, никакой неустойки я не выплачивал».
 
Что касается кабальных условий, о которых говорит Серга, то Шуринс наличие таковых отрицает: «Канал меня не обижал, у меня было большое количество съемок, концертов, так что на свой гонорар (Стас отказался называть, какой процент доставался ему. — Авт.) мог себе снимать квартиру, нормально питаться. Канал мне оплачивал поездки домой — в Ригу, отдых в Крыму. Так что рабом я не был».
 
А вот во время съемок «Фабрики», вспоминает Стас, едва ли не главным пунктом в контракте было посещение занятий. «Канал оплачивал нам уроки вокала, актерское мастерство, хореографию, которые мы, по договору, не могли пропускать. Плюс мы не могли разглашать внутренние секреты работы программы и всего канала». Кстати, участникам «Фабрики» запрещали и курить. «Но все равно многие этим грешили, — признался нам Стас. — За нами ведь не наблюдали все время, как в тюрьмах, а штрафами могли только припугнуть».  
 
«ПРОЦЕНТ ОТ ДОХОДОВ — ОБЫЧНАЯ ПРАКТИКА»
 
«Давайте не манипулировать такими словами, как «кабальные условия», не имеющими в своей основе здравого смысла! — сказали нам в пресс-службе «Нового канала». — Процент от доходов — обычная практика при заключении договоров с артистами, ведь канал вложил в их «раскрутку» массу усилий, времени и денег. Что касается конкретных цифр, то каждый раз сумма устанавливалась по договоренности сторон. Оговаривались и условия досрочного расторжения контракта по инициативе артиста. Насколько это было «сложно», свидетельствует тот факт, что все выпускники «Фабрики», которые хотели после окончания проекта уйти в «свободное плавание», это сделали.
 
Обязательство о предоставлении жилья на время проекта было выполнено: «фабриканты» жили в Звездном доме. Договоренностей о предоставлении жилья после окончания шоу не было. Но канал шел навстречу иногородним выпускникам «Фабрики», например, братья Борисенко и после проекта некоторое время жили в Звездном доме. В любом случае, у каждого артиста есть выбор: продвигать свой талант самостоятельно или обратиться за помощью к продюсерам. И если он выбирает совместную работу, первым делом обсуждаются условия сотрудничества. Подписывая контракт, артист подтверждает не только свои права, но и обязанности перед командой».
 
«ПРО ЛЮБОВЬ»: НЕ ПРИСТАВАТЬ К ПОВАРАМ
 
В контрактах, которые заключают с участниками программ, где героям устраивают личную жизнь, есть множество забавных пунктов. Одна из участниц реалити-шоу «Про любовь», которое выходило в апреле на «1+1» (там одинокие девушки, которым не везет с мужчинами, учились выстраивать отношения с сильным полом), рассказала нам о запретах, прописанных в договоре: «Нам запрещали говорить о шоу, пока оно не выйдет в эфир, показывать фотографии со съемок, но все девочки их все равно выкладывали в разных соцсетях, а еще пользоваться телефонами. Одна девочка как-то пару раз позвонила, так ей пообещали за каждую СМС-ку вычесть по тысяче гривен из гонорара. Но штрафами нас только пугали».
 
Также, по словам участницы, им говорили, что будут наказывать и за драки: «У нас особо потасовок не было, а слышала, что на шоу «Від пацанки до панянки» (на том же «1+1». — Авт.) даже носы друг другу ломали! А гонорар у нас был маленький — всего 5 тысяч гривен. Хотя мы жили в красивом доме, нас хорошо кормили, дарили подарки, возили везде... А парням, которые к нам приезжали, ничего не платили, разве что одному афроамериканцу — 300 долларов, чтобы приехал на съемку. Звонили нашим бывшим мужчинам, упрашивали их приехать, но многие отказывались, даже за деньги не хотели светиться».
 
А самый забавный пункт контракта, вспоминает девушка, касался отношений с ведущим Николаем Воробьевым, на которого имели виды почти все участницы: «Нельзя было к Николаю приставать, за это тоже штраф полагался. Кажется, в пару тысяч гривен. Запрещали также вступать в связь с персоналом, например, поварами, операторами. Но самое смешное, что все это у нас было, просто никто этого не замечал! А мы ведь два месяца жили реально как в женской тюрьме, только с комфортными условиями. Нас не выпускали гулять — только дом, маленький дворик, охранник и машина, которая возит нас куда-то на съемку. Однажды мы приехали в салон платьев, кто-то из девочек захотел в туалет, но отпустили только с администратором. Хотя в контракте и не было прописано, что мы не должны ходить в одиночку, но они боялись, чтобы мы никому не звонили, не встречались. По контракту организаторам проекта разрешалось менять нам внешность, так что некоторые девочки лишились длинных ногтей». 
 
«ХОЛОСТЯК»: ЗА БОЛТОВНЮ — 100 000 ГРИВЕН И НИКАКОЙ ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ
 
Жестковатым выглядит контракт всех участниц шоу «Холостяк» (на прошлой неделе закончилось на СТБ), который канал вывесил на сайте проекта. Там указано, что канал каких-либо вознаграждений или компенсаций участницам выплачивать не обязан. До начала проекта девушки сами должны подготовить необходимую одежду, обувь и аксессуары, которые укажет канал. Менять внешний облик без участия стилистов и визажистов СТБ запрещено. Если конфиденциальная информация о проекте до его окончания дойдет до чужих ушей — болтливую участницу могут оштрафовать на 100 тыс. грн. Целый год после окончания проекта они не имеют права принимать участие в каких-либо телешоу, а также в рекламе, концертах, конкурсах, даже ходить на вечеринки и показы мод, где проводится профессиональная фото- и видеосъемка.
 
А вот сам «Холостяк», поговаривают, на время эфира шоу должен скрывать свою личную жизнь. Но Максима Чмерковского («холостяк» в первом сезоне) еще до выхода финальной программы в эфир его засняли в ночном клубе в Америке целующимся с девушкой. «Я слышала, что у Максима в Америке есть любимая, но по контракту он должен был ее прятать», — рассказала нам одна из участниц шоу. 
 
«УКРАИНА СЛЕЗАМ НЕ ВЕРИТ»: НЕЛЬЗЯ СТРИЧЬСЯ И СМОТРЕТЬ ТВ
 
«Договора с каналом мы подписывали сразу после кастинга, — рассказала нам участница шоу «Украина слезам не верит» (осенью прошлого года выходило на «Новом канале») — Маша Собко. — Юрист канала объяснил нам основные пункты и предупредил, что если у кого-то есть продюсер, то можно обсудить изменения условий. Мы с продюсером так и сделали, наняли юристов и поменяли строк действия контракта — ребята заключали на три года, а я на год. И то условия были невыгодные: каналу нужно было платить десять процентов от гонорара за выступление в течение срока действия контракта, то есть даже после окончания шоу. Съемки в рекламе — только с разрешения Нового, и опять же 10% от гонорара — каналу».
 
По словам Маши, канал крепко брал участников шоу в оборот: «Нам запрещали выходить из дома, где мы жили, разве что в сопровождении администраторов. Не разрешали общаться с родными, смотреть телевизор (только наши отчетные концерты), пользоваться мобилками. Нельзя было менять внешность, какой образ тебе на совещании придумали — такой и будет. Не нравится — твои проблемы. Все это прописано в контракте». За нарушение пунктов договора участников, по словам Собко, пугали штрафами: «За мелкие нарушения, кажется, полагалось до пяти тысяч гривен, за что-то серьезнее — до 50 тысяч. Но до штрафов у нас никогда не доходило. Кстати, после проекта одна из участниц позвонила на канал и спросила, что ей теперь делать с контрактом. Ей ответили: «Да хоть сжечь». 
 
«ТВОЮ МАМУ!»: ЗА 41 ГРН
 
Договор на 5 страницах подписывали участницы шоу «Твою маму!» (выходит с февраля на канале «ТЕТ»), где девушки отправляли на свидания с парнями своих мам. «Контракт действует полгода после его подписания, — рассказала нам одна из участниц шоу. — В течение этого срока мы не имеем права разглашать любую информацию о проекте для прессы. За это — штраф 500 грн. Если бы я в назначенный день не приехала на съемку — оштрафовали бы на 1000. В нашем договоре, который мы подписывали с мамой, был указан гонорар за участие в проекте — 100 грн. на двоих за два съемочных дня. Но в итоге каждой из нас выплатили по 41 гривне — сказали, что вычли налоги». «Да, все это соответствует действительности», — подтвердили нам в пресс-службе канала.
 
«НЕЛЬЗЯ ХУДЕТЬ, А РОЖАТЬ — МОЖНО»
 
Победительница первого сезона шоу «Народная звезда» (декабрь 2009-го, ТРК «Украина») Ульяна Рудакова сейчас участвует в «Голосе страны» («1+1»), так что может сравнить условия работы на разных каналах. «На «Украине» мы заключали контракт лишь на время проекта, — сказала нам Ульяна. — До выхода программы в эфир участникам запрещали разглашать, что они в проекте — нас ведь подбирали и снимали заранее. Язык чесался, но приходилось молчать, потому что за это полагались штрафы. И вообще грозило вылетом из проекта. А пока шел проект, мы не имели права участвовать в других шоу».
 
На ТРК «Украина» нам подтвердили, что со всеми участниками шоу подписывали контракты, но их условия не комментировали, сославшись на конфиденциальность информации.
 
В «Голосе страны», по словам Рудаковой, условия договора серьезнее: «Это очень объемный контракт, потому что он подписывается с компанией Universal Music — самой большой рекординговой компанией мира. Все наши выступления, участие в каких-либо мероприятиях согласовываются с московским отделением компании Universal (в Украине их офиса нет, только в Москве). За нарушения полагаются штрафы. Сумму не имею права разглашать, но как человек со средним уровнем жизни, могу сказать — я бы не хотела их платить. Там несколько нулей... Есть пункты и касающиеся внешности, например, нельзя перекрашивать волосы, стричься. В минимальных формах допускается изменение веса. А вот интересное положение в контракте не оговаривается, так что участницы вполне могут беременеть. Но никто ведь в этом не заинтересован, потому что победа в таком случае не светит — компания с певицей в положении сотрудничать не рискнет».
 
Татьяна Данилова